Международная онлайн Правовая биржа юристов "Свободный юрист". Бесплатный поиск юристов и адвокатов в России

Если лошадь сдохла – слезь с лошади. Прекращение уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ


Если лошадь сдохла – слезь с лошади. Прекращение уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ
Если лошадь сдохла – слезь с лошади. Прекращение уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ

Автор: Гурьев Вадим
Рубрика: Судебная практика

Собственно говоря, в защите по уголовному делу по ч. 3 ст. 327 УК РФ в отношении моей подзащитной и в конечном итоге по его прекращению героизма особого не потребовалось. Все получалось на редкость довольно-таки гладко.

Войдя в уголовный процесс в стадии предварительного расследования в качестве защитника, как обычно, обитатели казенного учреждения, наделенными полномочиями осуществлять уголовное преследование, как всегда с ослиным упрямством пытаются доказать малообъяснимые и неисследованные вещи «преступными поползновениями злодеев».

Причем если человек, попавший в эти «жернова» впечатлительный и тонкой душевной организации, то такой гражданин после определенного общения с представителями сего учреждения, рискует попасть уже в другое режимное заведение определенного профиля, закрытого типа со своими нюансами и ограничениями в правах, и этим челом уже занимаются другие «специально обученные люди».

При этом первоначальная проблема уже теряет свою актуальность и перерастает в нечто иное непонятное и пугающее многих жителей нашей необъятной Родины, поскольку как говаривал герой актера Леонида Броневого изображавший лекаря в культовом фильме «голова — предмет темный и исследованию не подлежит».

Так я и встретился со своей в последствии подзащитной по уголовному делу, которая уже после продолжительного «общения» с представителями военно-следственного управления СК России по г. Москве и проведением с ее участием следственных действий получила как минимум пару контузий.

Вся эта возня с уголовным делом сильно измучила мою подзащитную, кроме того, по своей наивности и скорее неосведомленности, она не обращалась к адвокату, последний был ей назначен в порядке ст. 51 УПК РФ, как говорится, своя судьба — дело хозяйское, но легкомысленный подход – однозначно. Нет, я против защиты в порядке ст. 51 УПК РФ ничего не имею, и в других населенных пунктах, она возможно эффективна, но что касается мегаполисов, тем более специфика самого жестокого города страны, превращает ст. 51 УПК РФ в соблюдение формальности за редчайшим исключением.

Причем в любых стадиях судебного процесса, когда рассматривается вопрос о законности тех или иных следственных действий, должностные лица уточняют, спрашивая: «Был ли защитник?» то есть, интересует внешняя сторона вопроса, никому из госслужащих не интересно, выполнял ли защитник свои обязанности.
Кроме первичного общения и рассмотрения вариантов защиты, мне немаловажно было поднять боевой дух моей подзащитной.

Из консультации с подзащитной, для себя выясняю что, если обстоятельства именно такие, какие мне описали, тогда получается картина, что само уголовное дело, на данный момент находится в состоянии «клинической смерти». Что собственно и подтвердилось при дальнейшем изучении материалов.

Однако, боевой дух военных следователей и не думал сдуваться.

Никогда не вступаю в открытую эмоционально-бурную устную полемику с органами, с целью перетянуть на свою сторону, тем паче подвести к «позорному столбу» людей которые на данный момент представляют Закон, абсолютно бесполезное никому не нужное и вредное занятие, госслужащие работают в заданной им свойственной парадигме, и никто за ее рамки выскакивать не будет.

Более 80% моих в последствии подзащитных в попытке восстановить справедливость как они ее понимают, предполагали, что они такое расскажут органам…. причем на полном серьезе, ожидая реакции от следствия, что последние, выслушав их душещипательную историю, расчувствовавшись и обливаясь слезами, вынесут соответствующие реабилитирующие документы и долго извиняясь, махая рукой с платком отправят с Богом домой, провожая взглядом.

При проведении процессуальных действий со своей подзащитной, отчетливо выражалась нелепость и нелогичность позиции обвинения, и в скором времени нас пригласят для выполнения требований ст. 217 УПК РФ. А покуда у меня еще было время, пришлось заявить пару ходатайств, в том числе и приобщении документов, могущих повлиять на ход следствия.

Хотя по хорошему, это должны были сделать «органы» и без моих просьб. Вот только человека мурыжили зря, нервы трепали и себе, в том числе, а в итоге, все-таки прекратили .

Старая индейская поговорка гласит: «Если лошадь сдохла – слезь с лошади»… И если под лошадью понимать уголовное дело, то и нечего было обливаться потом, и пытаться затаскивать эту «дохлятину» в суд.

Приятно все же, что получилось открыть людям глаза, и не позориться обвинению в суде, а то не ровен час и оправдательный приговор постановят, а там глядишь и кто-то за этот «косяк» должен понести ответственность. Скорее чувство самосохранения чиновников сильнее, чем здравый смысл, какими бы скрытыми мотивы не были, главное – результат, дело прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ— отсутствие состава преступления


30.01.2017 (15:39)





Я юрист
Я заказчик
Я мужчина
Я женщина
Я принимаю условия Пользовательского соглашения
Получать уведомления на email



Войти